Убивают христиан

Политолог Светлана Лурье — о том пространстве политической активности, где почти никого нет, кроме России

"Известия", 19.02.2015

Недавно совершенное в Ливии убийство христиан-коптов несколько взбудоражила умы, но вскоре забудется. Казалось бы, что может показать нового одиночный пример жестокости ИГИЛ? Но это событие, вырванное из контекста. Сообщения об убийствах коптов в Ливии поступают постоянно, но о них мало кому известно. После 2011 года коптская община в Ливии сократилась со 100 тыс. человек до нескольких тысяч. Их убивают, заточают в тюрьмы, пытают, требуя принять ислам. Власти Ливии рекомендуют христианам покинуть страну, так как не могут гарантировать им безопасность. Египет кажется возмущен последним инцидентом, но и в Египте коптов убивают.

Утоптанная тропа сквозь темный лес

Общественные науки и современность. 2016. № 2

Статья посвящена культурообусловленному видению человеком окружающего мира. Автор отвечает на вопрос, каким образом культура (в антропологическом ее понимании) определяют восприятие ее носителями реальности. Предполагается, что в психике человека имеются обусловленные этнической культурой бессознательные блоки (культурные константы), посредством которых человек выборочно и до некоторой степени искаженно воспринимает информацию из внешнего мира: опасность в этнической культуре локализована, определены способы защиты от нее, ясен способ действия, при котором добро побеждает зло. Бессознательные образы, заложенные в культурных константах, переносятся на реальные объекты – так возникает этническая картина мира, которую автор описывает как динамическую систему.

Традициология Э.С. Маркаряна: отличие от зарубежных теорий традиции

Культура и образование". 2015. № 4 (19)

Неотъемлемую часть российской культурологии и этнологии составляет учение о традиции − традициология, как называл его Эдуард Саркисович Маркарян, по сути, создавший это новое научное направление. Главная характерная черта традициологии Маркаряна и связанных с ним философов-культурологов и этнологов состоит в том, что традиция представляется категорией изменчивой, живой, складывающейся не только в прошлом, в истории, но и на наших глазах. Но изменчивость традиции, наличие в ней креативной составляющей присутствует и в некоторых зарубежных концепциях традиции. Посмотрим же, чем российская традициология отличается от зарубежных представлений о традиции.

Психологическая антропология конца XX – начала XXI века: новое осмысление взаимосвязи культурного и психологического

Статья посвящена истории возрождения психологической антропологии в восьмидесятые — девяностые годы ХХ века после периода ее упадка. В шестидесятые годы ХХ века психологическая антропология уже не могла рассматриваться как полноправная часть культурной антропологии. Под вопрос была поставлена сама взаимосвязь культурного и психологического — ее следовало переосмыслить. Новое понимание этой взаимосвязи дали когнитивная антропология, возникшая в результате развития когнитивных наук, и культурная психология, отталкивавшаяся от психологии Льва Выготского и других представителей “деятельностного подхода”. В статье рассматриваются различные аспекты взаимовлияния когнитивной антропологии, культурной психологии и психологической антропологии, новые вопросы, которые стоят сегодня перед психологическими антропологами.

Армения: прощай и снова здравствуй

"Время новостей", 25.04.2007

Светлана Лурье, Армен Давтян. Ереванская цивилизация. Культурный код и политический миф современной Армении: 1921--2004 гг. -- М.: Европа, 2007.

«Крестьянский мир» минус «церковный приход» равно «колхоз» (Как русская крестьянская община перестала быть миром)

Статья посвящена исследованию вопроса о функционировании русской крестьянской общины как церковного прихода, истории духовенства в русской деревне и его связи с крестьянами. Рассматривается упадок духовной жизни русской деревни в XIX – начале XX века. С этой точки зрения исследуется процесс отхода крестьян от религии в 20-ые годы, духовный слом и отсутствие сопротивления коллективизации. Делается вывод, что хотя крестьянская община переживала в эти годы расцвет как трудовой коллектив, она теряла свой идеальный смысл, и потому не могла выйти из периода смуты, теряя и свой статус самоуправляющегося «мира». Результаты исследования могут быть использованы для разработки политики по отношению к российской деревни в духовной и культурной сферах.

Опыт полигамных семей у современных российских мусульман: нарративный анализ

Статья посвящена исследованию полигамной семьи у современных российских мусульман. Исследуются вопросы, как полигамная семья воспринимается самими мусульманами, воспитанными в современном российском обществе, какие эмоции российские мусульмане, мужчины и женщины, переживают, какие мотивы ими движут. Эти проблемы рассматриваются на примере материалов с сайта islam.ru за 2009 − 2015гг. Делается вывод, что современное российское мусульманское общество с трудом реализует идею полигамии. Общественная оценка этого явления скорее отрицательная, чем положительная. Отчасти это вызвано опытом советской и российской системы образования и воспитания с ее определенным индивидуализмом и самостоятельным значением женщины в семье и обществе, романтизацией любви и брака, а также существованием системы образования в контексте христианской традиции России, с ее взглядом на брак, как сакральный союз одного мужчины и одной женщины.

Игра в "кошки-мышки": модели русской крестьянской колонизации в XIX — начале XX веков

История России есть «история страны, которая колонизируется» [2, 3]. Так, переселение из Рязанской губернии началось уже в то время, когда многие из селений здесь не имели устойчивого вида. Переселение из Курской губернии началось как раз с того времени, когда закончился здесь процесс колонизации. Русские переселения были не эмиграцией, а имели характер простого перехода с одного места жительства на другое: «Новые территории, приобретаемые русскими, являются в полном смысле слова продолжением России» [2, 6].

Les constantes culturelles, le scénario généralisé et le fonctionnement des systèmes socioculturels

Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences 11 (2015 8) 2749-2769

J’ai pour tâche de tenter de suivre en détails toute la conduite culturellement conditionnée des gens, de la perception du monde extérieur jusqu’au fonctionnement de la culture comme un tout. Jusqu’à présent, cette question n’a pas été posée dans toute son ampleur. Les anthropologues appartenant aux différentes tendances ont posé des questions concrètes et leur ont donné des réponses dont beaucoup ont été couramment admises ou presque couramment admises dans l’ensemble des sciences qu’il convient maintenant d’examiner comme étant liées réciproquement et privées de frontières nettes – anthropologie psychologique et cognitive et psychologie culturelle. La synthèse de toutes ces orientations, plus l’anthropologie symbolique et la critique postmoderniste, à mon avis, est merveilleusement présenté dans l’article de Bradd Shore “ Twice-Born, Once Conceived : Meaning Construction And Cultural Cognition ” 1) . Cependant, ce travail est aussi consacré à la formation, à la mise en ordre et en relation de la composante intrapsychique de la signification avec sa composante culturelle extérieure. Ce thème est évidemment immense ; néanmoins, me semble-t-il, dans le cadre de la problématique anthropologique générale, il reste particulier. Il me semble que, actuellement, on peut déjà entreprendre de tenter non seulement une synthèse des différentes orientations énumérées ci-dessus, mais aussi de donner un tableau du fonctionnement de la culture, en liant les divers aspects.

Российский национальный проект: культурные "скрепы" и "сценарии" (из теории и практики)

Вестник Московского Государственного университета культуры и искусства. 2016, № 1.

Российское государство знало несколько проектов межнациональных отношений. В Российской империи они разнились от региона к региону и представляли собой весьма пеструю мозаику. Имперские чиновники стремились действовать из практической пользы государства из удобства оперативного управления. Поэтому Российской империи был свойственен этакий «индивидуальный подход» к разным народам и регионам. И за этой индивидуальностью далеко не всегда стояла какая-либо идеологическая программа. Нехристианские народы Поволжья и северной России стремились ассимилировать и обратить в Православие: единство народов цементировалось восьмиконечным православным крестом. Народы Туркестана надеялись прилепить к себе на основе гражданственности (как говаривал Туркестанский генерал-губернатор немец фон Кауфман, «честный мусульманин для государства ценнее плута христианина»). С другой стороны, немец фон Кауфман завещал похоронить себя в Туркестане, заверяя, что «и здесь русская земля, и здесь не стыдно лежать русскому человеку». Землю эту считали до того русской, что как-то уверили себя, что она отделена непроходимой пропастью от всего мусульманского мира. Пока не поднялось в регионе в самом конце XIX века крупное общемусульманское восстание.

Страницы

Подписка на Лурье Светлана Владимировна RSS